Сергей Корнев (kornev) wrote in multitopium,
Сергей Корнев
kornev
multitopium

Categories:

I. ФИЛОСОФИЯ

1. Регионализм - это борьба жителей региона за улучшение своей жизненной среды во всех ее аспектах: экономическом, социальном, культурном, экологическом. Мотивация регионализма крайне проста и очевидна: «Я живу здесь, в этом городе, и хочу сделать его удобным для жизни. Это – наш город, и если мы сами не сделаем его лучше, то никто этого не сделает за нас».

2. Регион – это исторически сложившийся либо добровольно учреждаемый союз муниципалитетов, объединяемых социально-экономическими, хозяйственными, этно-демографическими и человеческими связями, а также привычкой, выработанной совместной жизнью в рамках единого административно-территориального образования. Эта общность, как правило, имеет население от 1 до 10 млн. человек и вписана в определенную природно-ландшафтную и культурно-историческую область, либо стремится развиться в таковую.

3. Краеугольным камнем регионализма является муниципальное самоуправление. Муниципалитет – та общность, которая начинается сразу за порогом дома, стоит ближе всего к гражданам и определяет их непосредственную среду обитания. Именно здесь воля граждан должна учитываться наиболее полно и детально. Следующий, общерегиональный уровень самоуправления служит решению тех задач, которые не могут быть удовлетворительно решены в рамках муниципальных общин (в силу их малого размера и специализации на определенной хозяйственной деятельности).

4. Регионалист воспринимает свой муниципалитет не как «враждебное пространство за порогом», а как продолжение собственного дома, и хочет, чтобы другие относились к нему так же. Это философия человека, который чувствует и ведет себя как хозяин, а не как гость в собственном городе. Выгоден он всем, кто живет в регионе и связывает с ним свое будущее. Не выгоден тем, кто хотел бы распоряжаться регионом как «мебелью», хотел бы отнимать его ресурсы в свою пользу, а его жителей превратить в бесправное «быдло».

5. Регионализм на первое место выдвигает важнейшее человеческое право, которое другие политические доктрины упускают или отрицают. Это право на «локальную утопию»: право любого человеческого сообщества контролировать свою среду обитания, дополняемое правом каждого человека выбирать тот локальный социум («полис»), который ему по душе. Объединившись, мы имеем полное право «форматировать» под свои запросы свою жизненную среду, устанавливать собственные порядки в своем городе. Если этой свободы нет, то все остальные теряют смысл. Но даже в самых свободных странах эта свобода, как правило, серьезно ограничена, и мера вмешательства государства в жизнь самоорганизующихся локальных сообществ заведомо превышает объективную целесообразность.

6. Регионализм признает право любой личности на радикально-альтернативные образы жизни, но предлагает реализовывать его путем альтернативных местообитаний, а не путем принудительного усреднения и запихивания «в один котел» датских карикатуристов с приверженцами шариата. С одной стороны, люди имеют право устанавливать в каждом муниципалитете те порядки, которые устраивают большинство его жителей. С другой стороны, люди имеют право «голосовать ногами» и выбирать (или основывать) город с теми порядками, которые им по душе. И пусть для каждого найдется удобное ему место: это и есть подлинная толерантность и подлинный мультикультурализм.

7. Ключевым для регионализма является принцип субсидиарности: все задачи должны решаться на том минимальном уровне власти, на котором их решение возможно, не передаваясь без необходимости на более высокий уровень власти. При этом каждому уровню власти должны быть оставлены достаточные финансовые ресурсы (в виде доли налоговых поступлений, доходов от собственности и т.п.) для решения проблем своего уровня компетенции. Все проблемы, прекрасно решаемые на уровне муниципалитета, должны решаться на уровне муниципалитета. Все проблемы, прекрасное решаемые на уровне региона, должны решаться на уровне региона. Регион на своей территории имеет полную свободу законодательства во всех вопросах, которые не переданы в федеральную юрисдикцию (в той мере, в какой это не противоречит явно выраженным положениям общенациональной Конституции).

8. Регионализм признает право граждан на самое радикальное муниципальное самоопределение. Регионалисты переносят на муниципалитет все права кондоминиума, то есть совместного владения. Поэтому муниципалитет может позволить себе такие формы регламентации своей жизненной среды и поведения граждан, которые являются чрезмерными для крупного региона или государства. В частности, муниципалитет (поселок, город, район мегаполиса) имеет право четко определить желаемый этнокультурный или сословно-социальный облик и принимать к себе только тех, кто проходит «фейс-контроль» и согласен соответствовать принятым формам поведения. Он имеет полное право на любую миграционную политику, включая полный отказ принимать «гостей».

9. Власть должна выстраиваться исключительно «снизу вверх»: граждане учреждают муниципалитеты; муниципалитеты объединяются в регионы; регионы формируют федеральное правительство. Носителем региональной субъектности является организованное гражданское общество региона. Последнее нужно мыслить не как аморфную толпу, а как сеть дееспособных городских сообществ, муниципальных собраний, групп интересов, клубов, «тусовок», к которым граждане подключены в зависимости от своих интересов и склонностей. Регионализму ближе всего античная концепция «демоса», как сообщества политически активных граждан, которые не устраняются от личного участия в самоуправлении и не склонны бездумно передоверять властные полномочия бюрократии.

10. Регион - это самый крупный масштаб сообщества, которое еще способно реально и непосредственно управляться волей граждан в демократическом формате. Поэтому регион – краеугольный камень демократического правления. Все, что крупнее и «выше» региона, должно управляться (либо контролироваться) через региональный уровень. В большой стране простое применение демократических процедур часто выливается в формальность и фикцию. Чтобы разрушить замкнутый круг, нужно переместить демократию в более локальный и обозримый масштаб, где граждане могут доверять своим глазам и своему личному опыту. Демократия в национальном масштабе будет формироваться из таких региональных кластеров в составе равноправной федерации. В идеале, общенациональный уровень власти создается совокупной волей равноправных регионов.

11. Регион нацелен не на изоляцию, а на кооперацию с другими регионами. Регионам выгодно максимальное развитие прямых горизонтальных связей, контактов, обменов, ассоциаций. В противном случае всегда отыщется «посредник», который будет наживаться на разобщенности регионов и демагогически присваивать себе «миссию единства».

12. «Выше» региона находится межрегиональный или общенациональный уровень управления, где решаются задачи, которые не могут быть эффективно решены в рамках отдельного региона. Большинство национальных государств давно перестали быть «осажденными крепостями» и влились в глобальное разделение труда. Малые государства де факто превратились в регионы с ограниченным суверенитетом. Однако крупные национальные государства (как США) и обширные макрорегиональные структуры (как ЕС) до сих пор сохранили актуальность. Возможность объединить вместе десятки регионов, связанных общей этничностью, языком, культурой, ментальностью, – это важный бонус для регионов в экономической и политической конкуренции. Будущая Россия может стать одной из таких региональных ассоциаций, либо присоединиться к дружественной ассоциации.

13. Регионализм и национализм – это технически разные идеологии, но в условиях России (как и в условиях США) у них есть общие точки соприкосновения. Национальная демократия на уровне муниципалитетов практически солидарна с регионализмом. В более крупном масштабе национализм, становясь унитарным, может вступать в конфликт с регионализмом. Однако более мягкий, не унитарный формат национальной солидарности полезен, поскольку дает дополнительный повод для объединения множества регионов в единую команду, что повышает их конкурентный потенциал. В отличие от сепаратистов и локальных националистов, регионалисты вполне комфортно чувствуют себя, сознавая свой регион частью более крупного национального единства. Та уникальность, на которую претендует регион, может быть осмыслена как особая версия единой национальной культуры.

14. Регионализм в большей мере комплиментарен крупной нации или огромной «лоскутной» империи, построенной как федерация, чем малому национальному государству. В Европе эпохи расцвета регионализма приходились на эпохи общеевропейских империй. В Древности это был расцвет самоуправляемых полисов под патронажем Рима. В Средние века автономия провинций под эгидой Священной Римской Империи. В наши дни расцвет регионализма совпал с объединением европейского континента в новую империю – Евросоюз. В то же время в XIX-XX веке европейские регионы были практически задавлены национальными государствами, как правило, проводившими жесткую политику унификации и стремившимися стереть региональные отличия в языке и культуре.

15. Особенно враждебны регионализму мелкие национальные государства, на территории которых помещается не более 2-3 регионов. Поскольку масштаб такого государства не слишком превосходит масштаб региона, в нем трудно выделить тот круг задач, который не может быть решен регионами самостоятельно, без помощи федерального посредника. Последовательное применение принципа субсидиарности лишает здесь федеральную власть какого-либо смысла. Такое государство вынуждено либо жестко подавлять регионы, забирая у них все полномочия, либо разделиться напополам (как произошло с Чехословакией). Иное дело – крупное национальное государство, подобное США или России, масштаб которого не уступает масштабу крупной Империи. В таком государстве вполне объективно можно выделить круг задач, существенно превосходящих региональный масштаб. Федеральная власть в таком государстве имеет убедительное оправдание для своего существования и (в норме) может позволить регионам большую степень автономии во внутренних делах.

16. В контексте европейской цивилизации, регионализм является выражением специфического «европейского фундаментализма». А именно, «полисного фундаментализма», который для истинного европейца так же естественен, как для истинного азиата – религиозный фундаментализм. Европейская цивилизация некогда родилась как система самоуправляемых полисов, как средиземноморский античный Мультитопиум. Этот родной, домашний для европейца формат существования – неотъемлемая черта европейских представлений о «Золотом Веке».

17. Регионализм – это глобальная философия политического будущего человечества. Только он способен обеспечить сочетание локальной автономии и межлокальной солидарности, которое будет востребовано в мире единого человечества. Попытка управлять единым человечеством с единого пульта, как юнитами в компьютерной игре, обречена на провал. В то же время разделение планеты на крупные блоки и «враждующие царства» при господстве современных технологий является опасным анахронизмом. Регионализм – это политическая философия, которая предлагает человечеству разумный баланс между частями и целым.

18. Глобальная политическая утопия регионализма определяется как «Мультитопиум» (Multitopium): это сообщество реальных (определяемых географией) и виртуальных (сетевых) регионов, которые признают друг за другом полное право на собственную локальную утопию, и солидарно дают отпор всем, кто хочет этому помешать. Мультитопиум - это гармоничное объединение всех утопий, когда-либо изобретенных человеческим разумом. Мультитопиум преодолевает извечное противоречие между утопией и свободой. Это мир, где каждый найдет себе место по вкусу, либо сможет создать его собственными руками.

Продолжение --- К оглавлению
Tags: Принципы современного регионализма
Subscribe

  • ПРИНЦИПЫ СОВРЕМЕННОГО РЕГИОНАЛИЗМА

    Регионализм против деспотизма, сепаратизма и провинциализма В России недавно был принят закон, предусматривающий уголовное наказание за…

  • II. ПОЛИТИКА

    19. Регионализм – это борьба за гражданское самоуправление, за максимальный контроль гражданского общества над всем, что происходит в регионе. Регион…

  • III. ЭКОНОМИКА

    33. Регионализм - это борьба жителей региона за повышение своего статуса в глобальном разделении труда, за наиболее перспективные и престижные…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments